На главнуюzakaz@maneki-neko.ruКарта сайта О магазине   |  Новости   |  Как купить   |  Доставка   |  Партнеры   |  Статьи ICQ-консультант
Интернет-магазин подарков MANEKI-NEKO. На главную
Корзина Корзина
товаров: 0 | на сумму 0 р.
Интернет-магазин подарков MANEKI-NEKO Интернет-магазин подарков MANEKI-NEKO. На главную
Статьи и тесты (495) 517-68-23, 517-68-23
Змея-Символ 2013 года Дракон - символ 2012 года Небесные фонарики Традиционные японские сувениры Японские сумочки Оригинальные обложки для документов Украшения Чётки Чётки из дерева Ароматерапия Принадлежности для гадания Биолокация Благовония Хрусталь Веера для танцев, тайцзи Амулеты и руны Панно Предметы фен-шуй Нэцке Одежда Посуда Предметы интерьера Массажеры Музыка Разное

ЧАСЫ

Древнее желание человека соотнести течение собственной жизни с вечным движением небесных тел с древнейших времен находило свое воплощение в различных средствах из­мерения времени. С помощью самых разно­образных инструментов человек измерял и подразделял течение времени. Первым по­мощником его при этом было солнце. Его лучами день делился на определенные проме­жутки времени. Солнечных часов существо­вало два типа: неподвижные и переносные. Переносные солнечные часы были известны уже древним египтянам и использовались на всем протяжении древнего мира. Они про­существовали тысячелетия и еще долгое вре­мя оставались средством проверки и коорди­нации для очень ненадежных колесных часов, пока не были окончательно вытеснены бла­годаря изобретению спиральной пружины в качестве регулятора хода (1674 г.) В то же время неподвижные солнечные часы никогда не утрачивали своего значения и продолжают конструироваться еще и в наши дни. Однако пытливый человеческий разум изобрел для измерения времени целый ряд иных инстру­ментов, например, лунные, водяные и свеч­ные часы, которые использовались вплоть до XVIII века, затем песочные часы и от XVI до XVIII века масляные часы. Однако из-за своей зависимости от внешних условий и их колебаний, равно как и из-за своей технической исключительности эти средства изме­рения времени не нашли всеобщего примене­ния, их сохраняют ныне как научный анти­квариат в музеях техники. Присущее чело­веку чувство прекрасного лишь в колесных часах нашло единственный в своем роде пред­мет, который указывал время и одновременно мог являть собою художественное произведе­ние, поскольку механизм этих часов заключался в определенную оболочку.

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР.

На основании архивных документов можно с некоторой уверенностью заключить, что на исходе XIII века возникли — сначала изго­товленные из железа — колесные часы. Они приводились в действие посредством тяже­лого, влекомого гирей колеса.

 

Часы с гирями

Часы с гирями вызывались потребностями литургии и были созданы для монастырей. Самый ранний тип часов — с гирей, балочным регулятором, механизмом хода, боем и очень простым заводом, — возник где-то в первую половину XIV века. Это были настенные часы с двенадцатью цифрами на кругообраз­ном циферблате и другими двенадцатью ци­фрами на широком зубчатом колесе внутри этого циферблата. К цифрам этого колеса приделывались втулки с крепящимися в них штырьками. Рычаг, опирающийся на штырек и веревочный ролик, при вращении высво­бождался, гиря падала и приводила в звуча­ние колокольчик. Эти часы требовали по­стоянного присмотра, потому что гирю надо было снова поднять кверху, а штырек всадить в следующую втулку — возле ближайшей цифры, если хотели, чтобы часы прозвонили еще раз. Очень скоро, в Германии или в Ита­лии, их ход был усовершенствован посред­ством введения тяжелого тормозного валика. В XIV веке были введены стопорная шайба, турбильон или «вихревой» спуск и для регу­лировки хода балочный регулятор (в Герма­нии) или колесный регулятор (в Италии). С зарождением портретной живописи н пору увядающего средневековья на портретах именитых собирателей (к наиболее известным из которых причисляют Филиппа Доброго, Карла V и Фердинанда I) увеличилось и коли­чество достоверно изображенных часов. Часы с гирями, как правило, помещались в снабженный циферблатом футляр, имели приделанную сбоку дверку и иногда лунный диск, равно как два колокольчика для отбивания часа и четвертей; некоторые из этих часов были снабжены тремя циферблатами для указания часов, минут и секунд. Однако, у большинства еще и по сей день сохранившихся часов от­сутствуют стрелки и передняя стенка с цифер­блатом. Редки, и потому очень ценны, также часы с циферблатом и колокольцами. В позднее средневековье знаменитые города Европы могли похвастаться большими астрономи­ческими часами с гирями (часы-жакемары), которые часта имели движущиеся фигуры.

Часы с пружинным ходом.

XV век являет­ся временем первых интерьерных часов с гиря­ми (точное время их появления неизвестно). Местами можно встретить также уже и часы с пружинным ходом, тяжелое колесо которых совершало маховое движение под воздейст­вием эластичной, заменяющей гири пружины. Это были уже переносные часы, и когда уда­лось изготовить достаточно длинную и тонкую пружину, можно было сконструировать также маленькие нагрудные часы и позднее карман­ные часы. Однако, XV век еще не был тем временем, когда можно ясно различать процесс возникновения часов. Как и в случае с большими астрономическими часами, здесь также можно говорить о форме и устройстве лишь ни примере немногих сохранившихся образцов. Необычайную ценность представляют, напри­мер, настольные часы Филиппа Доброго Бур­гундского 1430 года, заключенные в превосход­но отделанный готический корпус в форме позднеготического реликвария (ныне в Гер­манском национальном музее в Нюрнберге).

Часы для путешествий (дорожные часы).

Первыми, несомненно, были те, которые сконструировал Жан Либур в 1451 году в Париже, помещенные в медком корпусе рабо­ты Ж. Мулине (все более роскошные корпуса и футляры становятся вскоре столь же высоко ценными, как и часовая работа). Они имели циферблат и сверху колокольчик. Шагом вперед в часовой технике явились сконструированные Питером Паулем Алема­ном часы, пружинный ход которых имел фузею с наматывающейся вокруг нее жильной струной, а также колесный билянец с малень­кими гирями.

Нагрудные часы.

Часовых и золотых дел мастера поздней готики и особенно ренессанса сумели использовать возможности, которые предоставляли часы, — новый предмет оби­хода, так нравившийся людям этого, склон­ного к пышности времени. Они изготовляли часы самой разной формы с заключенным в них иногда невероятным множеством самых разнообразных устройств. Каждое такое ми­ниатюрное произведение является своего рода шедевром. Появились овальные нагрудные часы с выпуклой спинкой (тыльной сторо­ной), очень легкие в виде коробочки часы с боем (диаметром 23—75 мм), богато украшен­ные и золоченные часы в виде сосуда яблокообразной формы для хранения мускуса (мускусное яблоко), равно, как и изобретенные во Франции и изготовлявшиеся преимуществен­но в Германии и Италии нагрудные часы про­долговатой формы. Очень популярны были восьмиугольные часы с крышкой из горного хрусталя, которые включали в себя также компас и солнечные часы — эти часы в XVI веке имели иногда по нескольку циферблатов, — далее часы в форме тюльпана и звезды, равно как в форме креста и черепа, или же часы, вмонтированные в набалдашники шпаг, в письменные приборы и кольца. Однако вся эта продукция относится к сфере ювелирного дела.

В ту эпоху расцвета научных знаний и откры­тий в области физики была улучшена также техническая сторона часов, именно нагруд­ных часов. Самым значительным новшеством была тормозная пружина, которая, очевидно, впервые была применена се изобретателем Питером Генлейном из Нюрнберга, извест­нейшим мастером часового дела. Она соче­тается обыкновенно с ковшовым билянцем. Однако в настольных часах она почти ни­когда не встречается, так как там ее вытес­нила фузея. Отдельные части часового меха­низма и в XVI веке изготовлялись еще пре­имущественно из железа. Утверждение же Эрнста Циммера, что для важнейших элемен­тов (храпового колеса, барабана с пружиной и фузеи) уже в 1430 году применяли латунь, не находит непосредственного подтверждения. Полвека спустя вместо клиньев или на первых порах еще одновременно с ними стали приме­нять винты. Преимущественное же использо­вание они находят только в XVII веке. У них круглые и плоские головки, и их можно без труда отличить от современных стальных винтов.

Барабанообразные часы.

Они представ­ляют собой специфический тип часов, на ко­тором можно хорошо проследить развитие часового механизма и которые имеют гори­зонтальный циферблат. Их диаметр равнялся 40—79 см, а высота 30—65 см. У них 12 цифр и одна стрелка, а часовой механизм состоит из ковшового билянца, пружины и фузеи, кото­рые приводили в движение зубчатое колесо часов и стрелку с помощью трех цевок. Даль­нейшее усовершенствование представляла со­бой барабанообразная насадка с колокольчи­ком над горизонтальным циферблатом. Звон раздавался посредством штифта этой верхней части, задевавшего стрелку. Украшение со­средотачивалось на поверхности большого ба­рабана, покрывавшегося гравированными усообразными мотивами, сценами охоты, изобра­жениями зверей и антикизирующими медаль­онами. Происходят эти часы, вероятно, из Франции, где их сконструировал Ф. Валлеран, но известны они были также и в Герма­нии.

Настольные часы.

Настольные часы к концу XVI века вытес­нили барабанообразные часы. Они легче и имеют в диаметре от 8 до 25 см, а по высоте от б до 15 см. Они снабжены колокольчиком, и цельный футляр их допускает подлинное цветение декора на своей поверхности. Кроме простых часов с циферблатом, часовым боем и диском будильника все более широкое рас­пространение стали получать парадные часы из золоченой бронзы: в обязательные арабески вставлялись медальоны, изображения семи планетарных богов и дельфинов, а иногда футляр покрывался развивающейся лентой со сценами охоты в пейзаже. В то время как в средние века собственноручные подписи златокузнецов, оружейников и механиков бы­ли еще очень редки, теперь стало увеличивать­ся число сигнатур мастеров часового дела:, которые в своих гильдиях играли ведущую роль. Они проставляли свои инициалы: на­пример, HG и две скрещенные лопаты — Ганс Грубер, около 1570 года, МР — Мартин Пурман, конец XVI века. По-немецки подписывались также во второй четверти XVI века Якоб Цех и Ганс Штейнмейссель из Пра­ги. Начиная с середины этого века подписы­вались уже и полным именем: И. Маркар и другие. Следующую ступень развития пред­ставляют собою четырех- и шестиугольные настольные часы, которые достигли совершенства после 1550 года. Вместо горизонталь­ного циферблата с астролябией на стенках теперь появляются несколько циферблатов (одни для часа, остальные для четвертей, хода солнца, луны и календаря). Хотя на протяже­нии всего XVII века изготовлялись еще круг­лые или угольные настольные часы, на передний план постепенно выступают часы в стойке с пружинным ходом.

Стационарные часы с пружинным ходом.

Эти часы, появившиеся в XV веке, нашли дальнейшее распространение в XVI столетии. По мере преуспевания крепкого зажиточного бюргерства, все более широким делался спрос на отделку и художественную форму часов. Она все больше становились неотделимой и равноценной частью интерьера. Благодаря решению технической стороны дела, а равно в силу определенного размера и композиции, возник пластически развитый тип таких часов, в разных вариантах сохранившийся и поныне. В южно-немецких городах Аугсбурге и Нюрн­берге преобладали часы в прекрасно обработанных футлярах. С присущей ювелирному делу тщательностью на стенки и крышку, снабженную колокольчиком и завершавшуюся наверху пластическим обелискам или малень­кой фигурой, наносились ажурные мотивы (они были особенно популярны в XVI веке). Конусы по углам, профилированные угловые пилястры, пластически развитые кариатиды, венчающие фигуры, как правило сделанные из бронзы, дополнялись арабесками, листо­выми побегами и фигурными мотивами ажур­ных стенок. Латунные или бронзовые стенки обыкновенно золотились или серебрились. Особенно высоко ценились роскошные четырехугольные часы с 8—10 распределенными по всем сторонам циферблатами для показания часов, четвертей, фаз луны, движения солнца и вечного календаря. Под часовым цифер­блатом находился спереди еще маленький циферблат четвертей часа и позади циферблат хода боя, а иногда и звездная астролябия. Позднее, как правило, добавляли еще маят­ник, Эти часы изготовлялись в Инсбруке, Вене, Мюнхене и Франкфурте. Шестиуголь­ные часы гармонической формы с благородной отделкой конструировали во Франции Ор Фине, Бургиньон Кузен и его сыновья.

Часы — автоматы.

Начиная с середины XVI века конструировались очень популярные в то время часы-автоматы, равно как часы в виде предмета особой роскоши и рари­тета После 1550 года Э. Бальдвейн изготовил часы с фигурами, появлявшимися к часовому бою. Исаак Я. Габрехт в Нидерландах, В. Пфеффенхаузер в Аугсбурге сконструиро­вали многоэтажные часы в форме павильона с фигурами, аналогичные часы сделал также Ганс Шлотгейм. Популярны были маленькие часы с человеческой фигурой, которая показывала на вращающийся шар с циферблатом или на часы в древесной кроне и, соответ­ственно, смотрела в эту же сторону. Часы-автоматы появлялись на протяжении всего XVII века.

Часы — зеркало.

Особую категорию часов, связанных с фигурой, представляют собой часы-зеркало, появляющиеся с середины XVI века. Это были круглые часы в форме зеркала, несомого Геркулесом. Они показывали, как правило, часы и минуты, а на перед­нем диске астролябии — движение небесной сферы (в Аугсбурге были построены большие астрономические часы). У этих часов перед циферблатом часто находился маленький маят­ник, за часовым механизмом — маятник Гюй­генса или спиральная пружина Гюйгенса.

Часы — дароносицы.

Со второй четверти XVI века в Италии появляются часы, корпус которых отделан с необычайной фантазией и которые отличались драгоценностью, все­возможными затеями, ярким цветом и часовой работой, которая еще более увеличивала их совершенство. Типичным продуктом того времени являются часы в футлярах, похожих на тогдашние дароносицы.

Часы — Распятие или часы — Голгофа.

Они представляют собой Распятие с часами, по обеим сторонам от которого располагаются Мария и Иоанн. Механизм этих часов вращает шар, опоясанный лентой с нанесенными на вес цифрами. Стрелка указывает соответствую­щий час. Со второй половины XVII века эти часы были распространены преимущественно в Германии и изготовлялись в Аугсбурге, Штутгарте и других городах. В то время на часовом механизме все чаще стало появляться выполненное курсивом имя мастера и название места изготовления, равно как и имя пред­принимателя, посредника в торговле. Кроме того, часы собирались из составных частей, которые изготовлялись в различных мастер­ских. С течением времени стало правилом, что часовой мастер ставил подпись на футляре, хотя отделку его производил кто-то другой.

Часы в деревянном корпусе.

Потребность в часах постоянно возрастала, и чтобы удо­влетворить возросший спрос, стали изгото­влять более дешевые часы. Их четырехуголь­ные футляры, которые обыкновенно снабжа­лись колоколообразным верхом и ручкой, изготовлялись из самых разных материалов с самыми разнообразными украшениями. Настольные (каминные) часы были преиму­щественно немецкого происхождения. Схо­жими, однако более импозантными часами были церковные часы, изготовлявшиеся во Франции. Кроме обыкновенного дерева для изготовления корпусов все чаще использовали экзотические породы; стенки украшались ин­тарсией и инкрустацией и расчленялись золо­тыми планками, прямыми или витыми угло­выми колонками и насадкой в виде фигурок и вазочек. Диск циферблата, первоначально из олова, серебра или золоченой меди, теперь делался из золоченой бронзы с гравирован­ными или травлеными рельефными мотивами в виде цветов и фигур вокруг эмалевых бля­шек с цифрами. Впоследствии такой диск был заменен эмалевым циферблатом. Вместе с не­мецкими мастерами часового дела эти простые, часто в металлическом корпусе часы достигли также и Англии.

Часы с маятником.

Существенную роль в популяризации часов сыграло техническое изобретение Христиана Гюйгенса в 1658 году, которое вскоре после этого было опубликовано и стало общин достоянием. За часовым меха­низмом на нитях или на стальном тросе под­вешивался маятник, который посредством вилки соединялся со шпинделем (ходовым винтом) и регулировал ход. Еще до XVII века в Париже были сконструированы часы с бо­ковым маятником, а в Германии очень по­пулярные часы с коротким маятником спе­реди («Zappler»), точное время изобретения которого неизвестно, но который еще до 1600 года приделывался к часам с гирями, позднее к часам с пружинным ходом и задним числом также к еще прежде изготовленным часам. В такие часы надо было одновременно вста­влять шпиндель и храповое колесо. Иногда различимый через окошко маятник распола­гали за циферблатом, однако перед часовым механизмом. Такое расположение маятника спереди распространилось из Германии во Францию, Англию в Испанию. Изобретение X. Гюйгенса было дополнено еще усовершен­ствованным торможением работы Грахама.

 

 

 

Часы с репетицией.

В 1676 году Барлов сконструировал первые часы с отсчитываю­щим время боем. Они отбивали часы и четвер­ти и независимо от хода могли воспроизвести бой. С именем Гюйгенса связано дальнейшее усовершенствование хода посредством корот­кого маятника — на 20 секунд — и длинного маятника с анкерным спуском — на 10 секунд. Его предшественником в этом был Йост Бюрги, который в 1612 году исключил необ­ходимость ежедневного отвода часов, спешив­ших тогда на один час, посредством квершланга двух ковшовых билянцев. Другим важным открытием Гюйгенса была спираль­ная пружина, которая заменила различные применявшиеся тогда билянцы. Тем самым открылась возможность переделать нагрудные часы в карманные. Они также ком­бинировались с компасом и солнечными часами. С особым тщанием изготовлялись эти часы прежде всего в Швейцарии (Амьель и Мокин в Генфе), где в XVII веке стало рас­цветать часовое дело. Дорогие корпуса из серебряной или золоченой чеканной меди, из серебра, черепахи, мейсенского фарфора, часто украшенные также расписанными по эмали портретами или же жемчугом и драго­ценными камнями (такие дорогие часы кроме Швейцарии изготовляли тогда еще во Фран­ции), предоставили ювелирам в течение более чем двух столетий возможность свободна проявлять свою неисчерпаемую фантазию. К раритетам того времени причисляют различ­но изготовленные в конструктивном отноше­нии часы, приводимые в движение собственным весом. Самые древние, так называемые часы-пила, вешались между двумя штангами с насечками, расположенными на равномер­ном расстоянии друг от друга. Рено в Париже соорудил их в виде настенных часов, которые после исчерпания своего хода снова вешались на стене в перевернутом положении. Еще од­ним видом часов были часи-каталка (часы-доска). Здесь корпус с часами опускался в те­чение 24 часов по наклонно положенной доске, которая затем переворачивалась. В XVII веке такие часы были сконструированы Г. Бушманом и И. Габрехтом. Изобретенные в 1600 году Г. Шлотгеймом часы шарового хо­да состоят из вьющегося вниз стока, по кото­рому скользит шар, и из механизма, который в течение одной минуты отправляет наверх второй шар. Эта минута затем отсчитывается на циферблате. Такие часы изготовляли, пре­жде всего, в Германии, но также и в Италии. Благодаря своей отделке они являли в ин­терьере драгоценный раритет. Популярны были также часы в артистически выполнен­ных импозантных корпусах, так называемые парадные часы. С 1600 года все чаще встре­чаются в интерьерах подобные часам-курантам на башнях и часам-жакемарам на ратушах часы с музыкой, органной, колокольной или струнной, равно как и с движущимися фигу­рами. Эти часы сохранили свою популярность на протяжении более чем двух столетий.

Часы XVIII и XIX веков.

Золотым веком часового дела, в особенности в том, что ка­сается часового корпуса и его отделки, был несомненно XVIII век. Барокко, рококо, нео­классицизм и достигающий стилевой зрелости ампир, равно как протагонисты этих стилей, архитекторы-декораторы, бывшие художест­венными индивидуальностями высокого по­рядка (Пино, Кювийе, Мейссонье), включали в создававшиеся ими мебельные гарнитуры также и часы в качестве интересного ожи­вляющего дополнения (например, в сочетании со столиками-консолями, комодами, угло­выми шкафами, письменными столами, туа­летными столиками и зеркалами) и обогатили историю часов бесконечным множеством но­вых их видов и вариантов. Ведущей здесь была Франция. К началу XVIII века А. Буль спроектировал настольные часы, которые по­казывали часы и минуты и были снабжены будильником. В их пестрых инкрустациях из черепахи, олова и латуни, в их пластинках золоченого аканфа, золоченых венчающих фигурах и плоских фигурных композициях все великолепие двора Людовика XIV отразилось с таким вдохновенным мастерством, что им подражали на протяжении всего XVIII века, помимо Франции также и в Мюнхене. Стен­ные часы назывались картелями, их золоче­ная рама, украшенная ажурным орнаментом из листьев на вьющихся побегах, цветов и рокайля, имела к концу первой половины века асимметрический характер и представляла со­бою самостоятельное целое. Во второй четвер­ти XVIII века появились Pendule en Cartel, располагавшиеся на консоли или на красивой подставке. Оба типа картелей отбивали часы и четверти. Значение часового корпуса под­черкивалось как его размерами, так и приме­нявшимся декоративным материалом. Образ­цами изысканного вкуса являются часы Вуазена с фигурами китайцев и павлинов из китай­ского фарфора на золоченом цоколе или на­стольные часы из фарфора И. И. Кендлера, на которых представлены пестрые беседки и кустарник с пастухами и пастушками, антич­ные влюбленные и богини в сопровождении амуров. На самом верху ютился маленький часовой механизм. Специальностью францу­зов была необыкновенно тонкая, сверкающая словно драгоценность, живопись голубым, зеленым и красным лаком — Vernis Martin. Столь популярные в Австрии интарсии нашли применение в украшении часовых корпусов, которые превратились в сложные архитек­турные сооружения, дополненные золочены­ми фигурами. Импозантностью корпуса отли­чались сконструированные в Германии часы-тарель с часовым механизмом, вставленным в богато украшенную раму крупной чеканки (часто из серебра). Перед циферблатом у них обыкновенно помещался короткий маятник. Столь же характерным было появление в Вене в конце XVII века так называемых часов в ра­ме, на которых — в обрамлении картинной рамы — был написан сельский или городской вид с башней, куда и вставляли часовой меха­низм. Эти часы были очень популярны во времена австрийского бидермейера около 1830 года. В XVIII веке окончательно завоевали признание часы для прихожей. Однако изго­товляли их уже с конца XVII века в Германии, Англии, Голландии и Скандинавии. Они состояли из цоколя, высокого корпуса с маятни­ком и навершия с часовым механизмом. В Ан­глии при их изготовлении проявила себя типично английская склонность к технике: часы имели также циферблаты для демонстра­ции фаз луны, равно как недельный, месяч­ный и годовой календарь. В два последние десятилетия А. Фромантил и, прежде всего, Т. Томпион нашли возможность соединить показания среднего и солнечного времени. К прекраснейшим свидетельствам английско­го часового дела причисляют изделия Томпиона, Хр. Гульда и Даниэля Квайра. Любовь англичан к привозному красному и цветному лаку в сочетании с золоченым ландшафтом, оживленным строениями, птицами и фигура­ми, нашла особенно яркое выражение в от­делке корпуса настольных часов и часов для прихожей, сопровождавшейся щедрой интар­сией в виде цветов. Очень скоро — уже со второй половины XVII века — стали исполь­зовать изобретенный X. Гюйгенсом маятник для часов этого типа также и в Голландии. Огромной популярностью в XVIII веке поль­зовались астрономические часы, которые кро­ме часов и минут показывали также движение солнца в особенно важных точках траектории, дни месяца, времена года, среднее и солнечное время и т. д. Их изготовляли в Париже, Нюрнберге, Вене, Аугсбурге, Праге и Гейдельберге.

В Париже они первенствовали еще во вторую половину XVIII века, когда в соответствии с переменой стилевой ориентации форма их корпусов и шкафчиков также претерпела из­менения. Классицизм черпал вдохновение в античных храмах, колоннах, вазах и светиль­никах, равно как в античных декоративных мотивах — меандре, штабиках жемчуга и ов и пальметках. Непосредственную функцию часов значительно меньше принимали во вни­мание и подчиняли ее художественной композиции, так что сами по себе часы превратились в некую незначительную деталь. На произ­водство часов — элегантных и изящных по форме, прелестных и интимных по произво­димому впечатлению — оказали влияние такие индивидуальности, как Фальконе (он воз­главлял фарфоровую фабрику в Севре) и Пажу (производство севрского бисквита) или часовых дел мастера Дюмон и Лепот. Сохра­нившийся вплоть до ампира высокий техни­ческий уровень поддерживался такими знаме­нитыми мастерами, как работавший в золоче­ной бронзе Томир. Французские литейщики, чеканщики и позолотчики принадлежали к художественной элите, которая пользовалась новыми техническими методами. После влю­бленных пар и мраморных ваз, наполненных цветами, появилась военная тематика, связан­ная с наполеоновскими кампаниями, а вслед за вдохновением светским искусством Помпеи — воздействие искусства сурового античного Рима. Наполеоновские походы принесли кро­ме того и экзотические мотивы (египтизирующие атланты, сфинксы и цветы лотоса). Очень популярны были негритянские фигуры в духе à la Négresse и изображения интимных собе­седников. Сентиментальная нотка той эпохи сказалась в мотиве Кроноса (Время), заим­ствованном из эпохи барокко, в изображении девушки за учением в античном или современном платье и девушки, читающей любов­ное послание. Реакцией на фантастические и очень сложные формы были со второй поло­вины XVIII века настольные часы в виде вращающегося вокруг собственной оси шара с кольцом в качестве циферблата, ампирные каминные часы (Pendule le Cheminée) и часы в виде урны. В эпоху классицизма появились также составляющие вместе с подсвечниками или парфюмерией единый гарнитур каминные часы. Необычайно популярными в средней Европе стали часы в виде колонны с колоннадой из дерева или алебастра перед зеркалом. Они существовали в очень многих вариантах и об­ладали самой разной художественной цен­ностью.

Значение фигурного сопровождения продол­жало сохраняться еще на протяжении первой половины XIX века, когда неоготика обра­щалась к мотивам средневековой архитекту­ры, а романтизм заимствовал из современной литературы преимущественно сентименталь­ные образы. Яркий контраст этим театрали­зованным сценам составляет благородная фор­ма так называемых переносных часов, в скром­ных призматических футлярах из металла с металлической ручкой, которые сохранялись на протяжении всего XIX века. Они изготов­лялись также и ведущим французским часо­вым мастером Бреге, которому принадлежат прежде всего карманные часы с несколькими циферблатами — изделия непревзойденной точности и элегантности. Его технические усовершенствования сохранились по сей день и нисколько не утратили своего значения. Стилевая неопределенность второй половины XIX века нашла свое выражение в необароч­ных и неорокайльных формах часов, которые на рубеже веков сменились волною неокласси­цизма. В это же время обращенным в историю тенденциям энергично противопоставил себя сецессион (югендстиль), который не уделял, однако, особого внимания форме часов. В кон­це этого столетия, в период эклектизма, с ха­рактерным для него притупленным чувством времени и его потребностей, явились новые творческие силы, и склонность к простоте и целесообразности получила подкрепление в одновременном требовании законченности отделки и сохранения своеобразия обрабаты­ваемого материала. Новый оригинальный стиль, который одновременно возник в Гер­мании (Мюнхен), Австрии (Вена), Англии, Шотландии и Франции (Париж) под различ­ными именованиями (югендстиль, сецессион, модерн, ар нуво), уделял внимание часам в той мере, в какой они составляли часть интерьера — будь то в эскизах или в практическом ис­полнении Простых, лишенных украшений и тем не менее легких и элегантных мебельных гарнитуров, сдержанная или обильная линеар­ная орнаментика которых восходит к естест­венным растительным мотивам.



к списку статей и тестов


Дизайн: undermind.ru
Разработка: opty.ru

© 2007 Интернет-магазин "Maneki-Neko". Все права защищены!
Тел.: (495) 517-68-23  
E-mail: zakaz@maneki-neko.ru.